Поиск PubMed:
Google Scholar

Запись к врачу онлайн | Клиники Москвы

 | 
 

 Вера Игнатьевна Гедройц

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Veila
Заслуженный пользователь
avatar

Специальность : общая хирургия
Одобрения от коллег : 11

СообщениеТема: Вера Игнатьевна Гедройц   Пт 24 Сен 2010 - 21:35

"Работа, ее приливы и отливы. Трепет операций. Жгучие послеоперационные переживания, когда сливаешься в одно с едва мерцающей жизнью оперированного. Не спишь ночь, чтобы облегчить, понять, уяснить. Трудно высказать, как дорог больной, которого оперировали вы, который доверился вам. Ваша энергия, воля — слиты с ним не только до выхода его из клиники, но и потом, и всегда, забудешь его лицо и никогда не забудешь рубец".
Эти замечательные слова, по-своему раскрывающие сущность профессии хирурга, принадлежат Вере Игнатьевне Гедройц.


Хирургия, как и почти вся медицина, издревле была мужским делом. В нашей стране даже в начале ХХ века женщин-хирургов можно бы-ло пересчитать по пальцам, хотя все они были отличными специалистами — земский врач А.Г. Архангельская, доктора медицины Н.А. Добровольская и С.Н. Лисовская, врачи Обуховской больницы в Петрограде Г.Ф. Петрашевская и Н.И. Спасокукоцкая, саратовский хирург Н.В. Алмазова…

Среди этой плеяды выделялась Вера Игнатьевна Гедройц (1870—1932) — одна из первых женщин, ставшая профессором хирургии.

Великая княжна Ольга Николаевна и старший врач Царскосельского дворцового лазарета княжна Вера Игнатьнвна Гедройц во время перевязки раненого солдата,
1915 г.
Фотография из книги: "Татьяна Мельник (рожденная Боткина). Воспоминания о царской семье и ее жизни до и после революции . "Анкор" Москва, 1993, с. 43.


Потомок древнего дворянского рода, Вера, окончив гимназию в Орле, уезжает в Петербург и поступает на медицинские курсы, основанные П.Ф. Лесгафтом. Однако в Петербурге она стала посещать народовольческий кружок, была арестована и выслана на родину под надзор полиции. Возможности продолжить образование в Рос-сии не было, и Вера решила бежать за границу. По счастью, ей удалось вступить в фиктивный брак, поменять фамилию и уже "на законных основаниях" выехать в Швейцарию.

В Лозанне она поступает на медицинский факультет университета, успешно заканчивает его и, увлекшись хирургией, становится сотрудницей профессора Цезаря Ру. В течение нескольких лет работает его ассистентом и даже старшим ассистентом, в качестве приват-доцента читает специальный курс. Но болезнь родителей и другие домашние обстоятельства вынуждают ее прервать так успешно начавшуюся клиническую деятельность. Вера возвращается в Россию.

На родине она устраивается врачом в небольшую десятикоечную больницу Мальцевских цементных заводов (ныне Брянская область). Поначалу условия работы здесь были далеки от того, к чему привыкла Вера в швейцарской клинике. Но молодой врач, пользуясь поддержкой администрации, сумела расширить и переоборудовать эту небольшую больницу, оснастить ее новым хирургическим инструментарием и оборудованием, в общем, превратила заурядную больничку в образцовую. Уже в ноябре 1900 года она начинает здесь свою хирургическую деятельность: производит первую операцию по поводу паховой грыжи. Вера Игнатьевна оперирует на органах брюшной полости, производит ортопедические, гинекологические и другие операции.

Оценив это, ее коллеги из расположенных неподалеку Людиновской и Жиздринской земских больниц направляют к ней больных для оперативного лечения.

http://pics.livejournal.com/drsvetlana/pic/0004erg9/s320x240" border="0" alt="" />
Государыня Императрица Александра Федоровна подает инструменты во время операции в Царскосельском Дворцовом Лазарете. Позади стоят Великие Княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна. Оперирует д-р медицины княжна В.И.Гедройц /4/.
Со Всемилостливейшего соизволения издание газеты "Вечернее Время", Б.А.Суворин. С фот. худ. П.И.Волкова.


Примерно в это время, в 1902 г. Вера Игнатьевна решила ликвидировать несуразность в своих медицинских документах: обладая дипломом Лозаннского университета, она не имела права работать врачом в России. Весной 1902 года Вера Игнатьевна в Московском университете сдает экзамены и получает, как принято было тогда, неофициальное звание "женщина-врач".

Позже она избавилась еще от одной "несуразности" — своего фиктивного брака — и после развода вновь стала "княжной Верой Гедройц".

С годами доктор Гедройц накапливает все больший опыт, ее авторитет возрастает. В течение нескольких лет она успешно действует как главный хирург Мальцовских заводов и главный хирург Жиздринского уезда. Одной из наиболее частых форм хирургической патологии в ее практике были паховые грыжи. Видный российский хирург П.И. Дьяконов посоветовал ей изложить свои наблюдения в докторской диссертации.

Ободренная поддержкой маститого ученого, доктор Гедройц принялась за дело. Кропотливый анализ проделанных за десять лет операций, который приходилось совмещать с повседневной хирургической работой, занял несколько лет. Наконец, в 1912 году она представила в Московский университет свою диссертацию "Отдаленные результаты операций паховых грыж по способу Ру на основании 268 операций". Защита диссертации прошла успешно. Княжна В.И.Гедройц стала доктором медицины.

Когда в 1904 году началась Русско-японская война, в помощь военно-медицинской службе Общество Красного Креста России решило послать на фронт санитарные отряды и поезда. Узнав об этом, Вера Игнатьевна подает заявление и вскоре становится врачом-хирургом санитарного поезда Красного Креста.

Оперировать нередко приходилось под огнем противника. Ее пациентами были, как правило, простые солдаты и офицеры российской армии. Но иногда на операционный стол попадали и высокопоставленные военачальники: так, однажды она успешно оперировала генерала Гурко, в другой раз пленного японского наследного принца, который впоследствии прислал дары русским монархам и назвал доктора Гедройц "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь".

Самое важное, пожалуй, заключалось в том, что русский доктор Гедройц впервые в военно-полевой хирургии начала фактически на поле боя производить полостные операции. Вот что писал об этом британский отоларинголог доктор Джон Беннетт: "Мы на Западе осознали, что она первой в истории медицины стала делать полостные операции, и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий, во время Русско-японской войны 1904 года. В ту пору в Европе мы попросту оставляли без всякой помощи людей, раненных в живот. Другим европейским странам потребовалось целое десятилетие, чтобы освоить технику полостных операций, которую княжна Вера разработала самостоятельно, без чьейлибо подсказки и в невероятно трудных условиях".

После завершения Русско-японской войны Вера Игнатьевна детально проанализировала и обобщила опыт работы врачей своего отряда в военно-полевых условиях и опубликовала подробный отчет об их деятельности. Сама княжна Гедройц была отмечена наградами — золотой медалью "За усердие" на Анненской ленте, Георгиевской серебряной медалью "За храбрость", золотым, серебряным и бронзовым знаками отличия Общества Красного Креста.

О плодотворной деятельности и разностороннем мастерстве Веры Игнатьевны узнала курировавшая Общество Красного Креста императрица Александра Федоровна: по ее указанию Веру Игнатьевну пригласили работать в Царское Село, где она получила место старшего ординатора (а потом и старшего врача) Царскосельского двор-цового госпиталя. С тех пор княжна Вера Игнатьевна стала своим человеком в царскосельском окружении императорского двора, что, впрочем, нисколько не мешало ей всегда вести себя независимо и с членами царской семьи, и с такими небезызвестными личностями как Г.Е.Распутин — его она однажды без церемоний выпроводила из госпитальной палаты.

…С августа 1909 года княжна Гедройц приступила к исполнению своих обязанностей. Обязанности эти, хотя и ответственные, но не особо обременительные, значительно возросли, когда в 1914 году началась Первая мировая война и Царскосельский госпиталь, мно-гократно увеличившийся в размерах, стал принимать еще и раненых солдат и офицеров русской армии. Вера Игнатьевна, к тому времени старший врач госпиталя, работает над его переоборудованием, подготавливает к приему раненых, много оперирует.

Вскоре она стала еще и учителем помогавших ей сестер милосердия — в их числе были сама императрица Александра Федоровна и ее дочери Ольга и Татьяна. Стоя с хирургом, государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные руки и ноги, перевязывала гангренозные раны, не гнушаясь ничем и стойко вынося запах и ужасные картины военного госпиталя во время войны", — вспоминала фрейлина Анна Вырубова.

Получив дипломы сестер милосердия, императрица и ее дочери работали без всяких скидок на августейшую кровь, ассистировали Вере Игнатьевне при операциях, помогали при перевязках. По воспоминаниям художницы И.Д. Авдиевой, "Вера Игнатьевна во время сложных хирургических операций покрикивала на императрицу российскую, и та сносила; могла бы быть, по словам Веры Игнатьевны, хорошей хирургической сестрой — хладнокровной и точной.

Для обучения своих помощниц — и августейших, и всех других — доктор Гедройц организовала специальные курсы и написала краткий, но очень содержательный учебник "Беседы о хирургии для сестер и врачей". Изданный в 1914 году, он и сейчас не потерял своего значения и читается с большим интересом.

Вера Игнатьевна была талантливым, разносторонне образованным человеком. Помимо медицины с ее естественно-научной основой, она интересовалась гуманитарными науками, литературой и искусством, писала стихи, рассказы, воспоминания и публиковала их под псевдонимом Сергей Гедройц, выбранным в память о рано умершем брате.

В Царском Селе и Петербурге она познакомились с поэтами и литераторами Н.С. Гумилевым, А.А. Ахматовой, М.И. Цветаевой, О.Э. Мандельштамом и другими, позднее с С.А. Есениным.

После Февральской революции, в мае 1917 года, В.И. Гедройц едет на фронт и становится корпусным хирургом 6-й Сибирской стрелковой дивизии. В январе 1918 года она была ранена и эвакуирована в Киев, в военный госпиталь. Оправившись после ранения, начинает работать в детской клинике — устроиться хирургом не удавалось. Наконец, в 1921 году, благодаря помощи директора Киевского медицинского института известного хирурга профессора Е.Г. Черняховского, хорошо знавшего ее труды, Вера Игнатьевна начала работать в возглавляемой им хирургической клинике.

На протяжении всех 20-х годов Вера Игнатьевна трудится как никогда много и плодотворно. Она печатает статьи в научных журналах по вопросам хирургии, онкологии, эндокринологии, участвует в работе хирургических съездов. А всего ее перу принадлежит около 60 научных работ (в том числе учебник по детской хирургии), посвященных различным вопросам общей и военно-полевой хирургии.

Продолжает она и свой литературный труд, пишет и публикует стихи. В это же время начинает работать над беллетризованными мемуарами — циклом повестей под общим названием "Жизнь". Ленинградское издательство писателей выпустило три повести: "Кафтанчик" (1930), "Лях" (1931), "Отрыв" (1931).

В 1929 году профессор Черняховский вынужден был оставить руководство клиникой факультетской хирургии: своим преемником он назвал В.И.Гедройц. Вера Игнатьевна стала первой женщиной-профессором хирургии в нашей стране — и в течение двух лет с успехом возглавляла эту ведущую клинику Киевского медицинского института.

Умерла В.И. Гейдройц в 1932 году и похоронена в Киеве, на Корчеватском (бывшем Спасо-Преображенском) кладбище.

Как свидетельствовали современники, перед кончиной Вера Игнатьевна вручила одному из близких друзей, Леониду Поволоцкому, письмо своего знаменитого учителя, в котором профессор Цезарь Ру завещал ей, российскому хирургу, кафедру хирургии Лозаннского университета. Отдавая письмо, она сказала: "Это для русской хирургии честь, понимаешь? Надо, чтобы это в истории осталось. Время придет — отдашь кому следует. Обещай". Вскоре документ "оценили" по достоинству: в 1937 г. на основании письма, текст которого чекисты перевести даже не пытались, ее друг был обвинен в шпио-наже и репрессирован. Не такая ли участь ждала и княжну Гедройц? …

Профессор Марк МИРСКИЙ, заведующий отделом истории медицины и здравоохранения Национального НИИ Общественного здоровья РАМНhttp://www.medvestnik.ru/2/53/8581.html
Вернуться к началу Перейти вниз
bonjorno
Заслуженный пользователь
avatar

Специальность : хирург
Одобрения от коллег : 13

СообщениеТема: Re: Вера Игнатьевна Гедройц   Вт 26 Окт 2010 - 22:59


Вера Гедройц княжна, гений-хирург, лесбиянка
Наталья Воронцова-Юрьева

Вера Гедройц, литовского княжеского рода, родилась в 1876 году в Киеве, росла в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии, училась в Брянской женской прогимназии (где учительствовал В.В. Розанов), позже на курсах П.Ф. Лесгафта в Петербурге (ей было 15 лет). Там же сошлась с революционным кружком В.А.Вейнштока, и в 1892 году (ей 16 лет) была выслана в поместье отца под надзор полиции.

В 1894 году (княгине 18 лет) вступает в фиктивный брак с неким Н. А. Белозеровым и с новым паспортом, сменив фамилию, бежит за границу.

Спустя какое-то время Гедройц приезжает в Лозанну и поступает в университет на медицинский факультет, который окончила в 1898 году (ей 22 года) со степенью доктора медицины и хирургии. Первые операции проделаны ею под руководством Цезаря Ру, широко известного в Европе врача и ученого. Цезарь Ру берет ее в свою клинику, где спустя некоторое время она становится старшим ассистентом и в качестве приват-доцента читает спецкурс. Здесь же, в Лозанне, она встречает женщину, в которую влюбляется со всей мощью своей души. Любовь оказывается взаимной.

В Европе ее ждет блестящая карьера, однако семейные обстоятельства прерывают ее. Она получает письмо от отца, в котором он сообщает, что ее сестра умерла от воспаления легких, а ее мать находится в крайнем нервном состоянии; отец умоляет ее вернуться домой как можно скорей («…приезжай! Я никогда не звал тебя, но это необходимо <…> Не могу писать – тяжело!»).

Оставив любимую, Вера возвращается в Россию, где в 1902 году (ей 26 лет) сдает экзамен в Московский университет – ей необходимо подтвердить иностранный диплом. Несколько ранее она получает место хирурга в больнице Мальцевских заводов портландцемента Калужской губернии. Талант Веры Игнатьевны находит здесь глубочайшее практическое применение и разворачивается в полную силу. Гедройц буквально вгрызается в работу, она буквально вкалывает не покладая рук, а кроме того, публикует серьезнейшие статьи в научных журналах. Слава о первой и единственной в России женщине-хирурге из провинции мгновенно достигает императорского дворца.

Ее приглашают 3-й съезд хирургов, состоявшийся в 1902 году. Вот что писал о ней В.И.Разумовский, выдающийся профессор медицины:

«...В.И. Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьезным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до ее операции ползал на чреве как червь.
Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты
должны отмечаться».

Речь идет о сыне мастерового Антоне, 26 лет, который в течение 12 лет тяжко страдал заболеванием тазобедренных суставов, не мог ни стоять, ни лежать. Вера Гедройц 10 октября 1901 г. провела сложнейшую операцию, в результате которой уже через три месяца Антон забыл про костыли. Этот случай и рассматривался в докладе Гедройц, принеся ей длительные аплодисменты светил отечественной хирургии.

Все это время она много напряженно работает – и мучительно ждет, когда любимая приедет к ней из Лозанны в Россию. Но вместо любимой из Лозанны приходит письмо (в период, когда Гедройц было примерно 26-28 лет):


«Не жди, я рвусь к тебе, но не могу оставить
детей и дело. Разбивая свою, а быть может,
и твою жизнь, я исполняю долг, легший
бременем на наши плечи. Вера, я так страдаю!».

Удар слишком силен. Усталые нервы не выдерживают. Придя на дежурство в больницу, Гедройц достает из рабочего стола браунинг и не раздумывая стреляет себе в сердце. И только случай спасает ее – ненароком задержавшиеся в больнице коллеги прибегают на выстрел и срочно оперируют Гедройц.

В 1905 году ее назначают главным хирургом больниц Мальцевских заводов и главным врачом Людиновской больницы – Вере Игнатьевне исполнилось всего лишь 29 лет (!), и в этих должностях она пребудет до 1909 года. В том же 1905 году ее тайный и фиктивный брак с Н.А. Белозеровым по желанию Гедройц расторгнут (в 1907 году ей будет возвращен княжеский титул и разрешено вернуться к девичьей фамилии).

«В начале 1904 г. известие о войне с Японией докатилось до всех уголков России. В.И.Гедройц подает рапорт о зачислении в состав передового отряда, сформированного из медиков-добровольцев Российским Красным Крестом, и отправляется в действующую армию. Она оказывает медицинскую помощь в самых горячих местах сражений. За труды и мужество ее награждают золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте, а после боев у Мукдена за героические действия по спасению раненых командующий армией генерал от инфантерии Н.П. Линевич лично вручает женщине-врачу княжне Гедройц Георгиевскую серебряную медаль «За храбрость». Императрица Александра Федоровна, занимаясь попечительством по отношению к раненым в Манчжурии, также отмечает заслуги Веры Игнатьевны, и «за содействие в деле облегчения участи больных и раненых воинских чинов и за труды, понесенные по Российскому обществу в Красного Креста» отмечает ее тремя знаками отличия, в том числе – серебряной шейной медалью на Владимирской ленте, а объединенное Всероссийское дворянство – именным жетоном. Через год Вера Игнатьевна возвращается в родные места к любимой работе»
(В. Г. Хохлов. «Вера Игнатьевна Гедройц – главный хирург мальцовских заводов»).

«Княжна Вера оперировала в специально оборудованном железнодорожном вагоне и в палатках, обложенных глиной для защиты от холода. Только за первые 6 дней работы санитарного поезда она сделала 56 сложных операций. Выдающийся хирург-практик, она успешно оперировала легендарного генерала Гурко и пленного японского наследного принца, который впоследствии прислал дары русским монархам и назвал ее "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь". Газеты писали о необычайной смелости операций, которые княжна делала буквально под огнем противника, но речь в этих репортажах шла не о научной смелости, а о человеческой доблести хирурга — действительно незаурядной. А ведь именно во время русско-японской войны она первой в истории медицины стала делать полостные операции, которые разработала самостоятельно, без посторонней подсказки — и не в тиши больничных операционных, а прямо на театре военных действий. В ту пору в Европе людей, раненных в живот попросту оставляли без всякой помощи»
(Джонатан Молдаванов. «Княжна Вера Гедройц: скальпель и перо»).

В 1909 году ее приглашают на должность ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. Вера Игнатьевна становится домашним врачом августейшей семьи.


«Назначение «выскочки» из провинции, тем более женщины, на должность старшего ординатора было встречено старшим врачом госпиталя М. Н. Шрейдером в штыки. В ход пошли ссылки на разные инструкции и положения, посыпались письма в придворную канцелярию. В них отмечалось, во-первых, что эта должность была предназначена для другого врача, во-вторых, что женщина-врач, ставшая заместителем старшего врача, на время его отсутствия будет начальником над всем персоналом, а это первый такой случай в Министерстве Императорского Двора, в третьих, что назначение на должность старшего ординатора приравнивается к VII классу и требует разрешения министра, а чтобы его получить, требуется прослужить в Царскосельском госпитале несколько лет и т. д. Но воля Александры Федоровны была непреклонна, и уже 31 июля 1909 года инспектор придворной части получает письмо следующего содержания: «Министр Императорского двора, согласно преподанным Ея Величеством Государынею Императрицею Александрой Федоровной Указаниям, приказал назначить Княжну Гедройц Старшим Ординатором при Царскосельском госпитале Дворцового ведомства».
(В.Г. Хохлов. Гедройц В. И. – старший ординатор царскосельского дворцового госпиталя.).


Вера Гедройц была не чужда и литературных опытов, писала стихи, прозу, печаталась под псевдонимом Сергей Гедройц. Литературного признания в поэтической среде не получила категорически. В 1910 году Николай Гумилев в журнале «Аполлон» назвал Гедройц «не поэтом». Литературные занятия, откровенно неудачные, были слабостью гениального хирурга. Вере Игнатьевне, как ребенку, очень хотелось хоть какого-то художественного признания. И чуть позже она все-таки была принята в «Цех поэтов». Возможно, этому помог тот факт, что Вера Игнатьевна обещала оплатить половину той немалой суммы, которая была необходима для создания журнала «Гиперборей», в котором стали периодически публиковаться ее стихи.


В 1912 года Вера Игнатьевна становится доктором медицины, в 1914 году публикует книгу "Беседы о хирургии для сестер и врачей", лично обучает императрицу и ее дочерей навыкам медицинской сестры.


Фрейлина Анна Вырубова вспоминает:

«Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, императрица лично решила пройти курс сестер милосердия военного времени с двумя старшими Великими Княжнами и со мной. Преподавательницей Государыня выбрала Княжну Гедройц, женщину-хирурга, заведующую дворцовым госпиталем. Два часа в день занимались с ней и для практики поступали рядовыми хирургическими сестрами в лазарет при Дворцовом госпитале, тотчас приступили к работе — перевязкам, часто тяжело раненых. Стоя с хирургом, государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные руки и ноги, перевязывала гангренозные рапы, не гнушаясь ничем и стойко вынося запах и ужасные картины военного госпиталя во время войны».

Вера Гедройц обладала крутым характером. Была чрезвычайно заметной – высокого роста, грузной, к тому же одевалась исключительно по-мужски: шляпа, пиджак, галстук. Никаких женских причесок – стрижка также была на мужской манер. Голос имела низкий. Была заядлой курильщицей.

В 1915 году Анна Вырубова в результате железнодорожной аварии (поговаривали о теракте) получила тяжелую травму и в бессознательном состоянии была госпитализирована. К ней была вызвана Гедройц. Войдя в палату, она увидела находящегося там с визитом Григория Распутина. Судя по его виду, он явно не собирался уходить. Вера Игнатьевна без разговоров взяла его за плечи и выставила в коридор.

Февральскую революцию княжна Вера, некогда активный участник революционного кружка, приняла с большим сочувствием. В 1917 году в качестве корпусного хирурга 6-й Сибирской стрелковой дивизии она уходит на фронт, в 1918 году получает ранение, и ее эвакуируют в Киев. Там она и остается, получив место сначала в детской клинике, а потом в факультетской хирургической клинике Киевского мединститута. В 1930 году, уже будучи профессором, уходит со службы. Много печатается в научных журналах, принимает участие в хирургических съездах. Ею выпущено три повести, основанные на автобиографическом материале.

Она живет с графиней Марией Дмитриевной Нирод и ее детьми (Федором и Мариной) – живет как муж и жена. Кроме любви, их объединяет работа: Мария Дмитриевна служит у Гедройц медицинской сестрой. Возможно, это ей посвящены стихи княжны Веры, написанные ею 23 июля 1925 года:

Не надо – нет – не разжимай объятий
Не выпускай меня — не надо слов.
Твой поцелуй так жгуче ароматен,
И, как шатер, беззвезден наш альков.
Еще — опять — века изжить в мгновенье,
Дай умереть — сама умри со мной.
Ночь молчаливая льет чары исступленья,
Росою звонкою на землю сводит зной.
Вот распахнулись звездные палаты,
В лобзаньи слившись жизнию одной,
Не надо — нет — не разжимай объятий,
Дай умереть! Сама умри со мной!

Дети Марии Дмитриевны едва ли не открыто недолюбливают княжну Веру Игнатьевну – большая, одетая в мужской костюм и говорящая о себе в мужском роде женщина («я пошел», «я оперировал») вызывала у них отторжение, а нескрываемая любовь к ней их матери только усиливала негатив.

В 1931 году (Гедройц исполнилось 55 лет) она знакомится с художницей Ириной Дмитриевной Авдиевой и ее мужем Леонидом Семеновичем Поволоцкиим. Между ними завязывается дружба. Из воспоминаний И.Д. Авдиевой:

«Я сама знаю, что, любя Веру Игнатьевну Гедройц, научилась у нее любить все то, что поднимает жизнь над уровнем обывательщины, что красит будни в праздники. Вся ее жизнь была увлекательнейшим романом, и долгая дружба с ней во многом изменила меня. Она жила в том же доме, что и мы с мужем, и была старшим хирургом города. <…> Жила она в большой квартире с Марией Дмитриевной Нирод и ее детьми <…> Отношения у них были супружеские. Обе очень близки были к царской фамилии и бежали из Царского Села в Киев, где скрывались долго в Киево-Печерской Лавре у монахов. Потом поселились в нашем доме, много раз арестовывались, но каждый раз выпускались по просьбе власть имущего чекиста-ленинградца, которому во время войны четырнадцатого года Вера Игнатьевна сделала в царскосельском госпитале сложнейшую операцию. <…> Мы очень часто с мужем поднимались наверх к Гедройц и, к восторгу Веры Игнатьевны, создавали обстановку литературной богемы. Читали стихи, писали буримэ, Гедройц играла на скрипке, я ей аккомпанировала на фортепиано. Порой мы расходились на три-четыре такта, но это не смущало нас. Мы играли, не замечая, что слушатели забились в самую дальнюю комнату, чтобы не слышать какофонии. Вместе с Верой Игнатьевной мы написали сценарий: «Профилактика рака». Его приняли к постановке, даже аванс нам выдали, но почему-то сценарий так и не пошел в производство. Гедройц много писала научных статей о раке и отвергала теорию вирусного происхождения рака. Она считала, что это патологический рост остаточных зародышевых клеток. Рак, с которым она боролась хирургическим ножом, жестоко отомстил ей. В 1932 году она погибла от рака брюшины с метастазами в печень, через год после перенесенной операции (удаление матки)».

Вера Гедройц похоронена на Корчеватском кладбище в Киеве. На ее могиле – простой железный крест, на который прибита простая железная табличка. Внутри ограды находится еще одна могила – архиепископа Ермогена. Некогда, будучи молодым священником, он смертельно заболел, вторая жизнь была дарована ему руками чудесной женщины-хирурга Веры Игнатьевны Гедройц. После ее кончины он преданно ухаживал за ее могилой и завещал похоронить себя рядом с ней.
Вернуться к началу Перейти вниз
Сергей Павлович Глянцев

avatar

Специальность : врач-хирург, историк хирургии
Одобрения от коллег : 7

СообщениеТема: Re: Вера Игнатьевна Гедройц   Вт 16 Ноя 2010 - 15:45

Спасибо за публикацию. Если я правильно понял, первый материал - М.Б. Мирского, откуда второй? Не пробовали собирать информацию о женщинах в хирургии?
Вернуться к началу Перейти вниз
Veila
Заслуженный пользователь
avatar

Специальность : общая хирургия
Одобрения от коллег : 11

СообщениеТема: Re: Вера Игнатьевна Гедройц   Вт 16 Ноя 2010 - 15:55

Второй - опубликован другим пользователем, но у меня есть и на него ссылка.
Собираю, только в силу недостатка времени для посещения невиртуальных библиотек пока туговато. Более подробно источники и некоторая расширенная информация лежит у меня в блоге: http://drsvetlana.livejournal.com/tag/%D0%A5%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B8
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Вера Игнатьевна Гедройц   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Вера Игнатьевна Гедройц

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Медицинский сайт для врачей и пациентов :: Общие вопросы :: История медицины :: Знаменитые хирурги-
Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2.ru